14:45 

To repair with gold

Ефа
Остраннять и сгущать
Кинцуги — японское искусство «золотого шва», традиция чинить разбитую утварь золотом.

Kintsugi (Japanese: golden joinery) or Kintsukuroi (Japanese: golden repair) is the Japanese art of fixing broken pottery with a lacquer resin sprinkled with powdered gold. Kintsugi may have originated when shogun Ashikaga Yoshimasa sent a damaged Chinese tea bowl back to China for repairs in the late 15th century. When it was returned repaired with ugly metal staples, it may have prompted Japanese craftsmen to look for a more aesthetic means of repair. Collectors became so enamored of the new art that some were accused of deliberately smashing valuable pottery so it could be repaired with the gold seams of kintsugi. Kintsugi became closely associated with the ceramic utensils used for Japanese tea ceremony.




На Тумблере провели красивую аналогию со скульптурой Expansion Пэйдж Бредли:



Ну и по случаю — пара цитат о золоте из «Символической истории европейского средневековья»:

Внутри храма золото теснейшим образом связано с цветом. Подобно цвету, оно является одновременно и материей, и светом. Но золото — еще и само по себе цвет; цвет, наряду с другими и цвет, обладающий особым статусом. Поэтому золото и цвет находятся в довольно запутанных диалектических отношениях, как в художественном, так и в символическом смысле. Они оба являются световой энергией, «материализованным светом», как в начале XII века утверждает Гонорий Августодунский. Но золото — это еще и тепло, вес, плотность; оно связано с символикой металлов, оно носит магическое имя, а согласно средневековой шкале материалов, выше него стоят только драгоценные камни. Кстати, с последними золото сочетается довольно часто, аранжируя игру цвета и света, в которой небеса соединяются с поднебесной. С одной стороны, золото заставляет цвет сиять; с другой — оно управляет цветом, стабилизирует его, укореняя его в общем фоне, заключая его в рамки. Эта двойная функция золота, доведенная до наивысшего предела в ювелирном деле, также проявляется в миниатюре, в искусстве эмали, скульптуре и даже в текстиле.

Золото в действительности представляет этическую проблему. Как свет, оно взаимодействует с божественным: это благое золото. Но как материя, оно символизирует земное богатство, роскошь, алчность: это vanitas. Кроме того, в золоте, которое также является цветом, воплощена максимальная насыщенность тона, а значит, в нем заложена моральная проблема, связанная с концентрированностью цвета, которая затрагивалась выше. Это, кстати, может быть использовано для выстраивания некоторых ценностных иерархий: золото, которое в средневековой культуре и средневековом восприятии имеет мало общего с желтым цветом, зато тесным образом связано с белым, иногда используется для выражения идеи интенсивного белого, «сверхбелого» цвета: эта хроматическая градация зачастую бывает необходима для подчеркивания иерархического превосходства небесного или божественного (например, мира ангелов), но при этом ни лексика, ни живопись не могут адекватно передать ее средствами скудной гаммы белых тонов*. В Средневековье золото — белее самого белого. Однако его чрезмерная насыщенность может восприниматься негативно: золотой цвет — слишком роскошный, слишком концентрированный — в наивысшей степени выражает ту самую непрозрачность, ту самую «слепоту» цвета, которую так мучительно переживал аббат Клерво. И которая объясняет его отвращение к золоту.

Источники:
- Wikipedia
- OtherWordly
- Pinterest
- Paige Bradley

@темы: цвет и свет, золотой, восток

URL
   

В качестве закладки

главная